Тихий голос здравого смысла (actoris) wrote,
Тихий голос здравого смысла
actoris

Categories:

Когда появились украинцы?

Этот вопрос (довольно бесполезный, на мой взгляд) уж многие годы не дает покоя всем, кого волнуют современные российско-украинские взаимоотношения. В массовом сознании сплошь и рядом культивируются радикальные и совершенно неверные точки зрения. Начиная от «украинцев придумали в австро-венгерском генштабе!» – до «украинцы являются древнейшей нацией Восточной Европы!». Мы же сейчас попробуем рассмотреть эту тему на более рациональном уровне. На основании известных научных фактов, с использованием исторических документов.

Сначала о взаимопонимании. Как говаривал Рене Декарт: «определяйте значения слов и вы избавите мир от половины его заблуждений». Действительно, огромный процент совершенно бессмысленных споров, которые разгораются вокруг украинской проблематики, связан именно с отличающимся пониманием некоторых терминов. Чтобы не было разброда, давайте использовать универсальную научную терминологию.

Нация (не путать с «национальностью»!) – понятие политическое, а вовсе не этническое, как некоторым кажется. Нации – это «воображаемые сообщества» (Б.Андерсон), формируемые по гражданскому признаку. Они начинают активно формироваться во второй половине XVIII столетия, и повсеместно появляются в Европе лишь в XIX веке.

Этнос – общность людей, объединяемая единой историей, культурой, языком, самосознанием, и т. д. Крупные и неоднородные этносы («русские») иногда делят на субэтносы, имеющие какие-то отличия по культуре и/или территории проживания («поморы»). К сожалению, до сих пор не существует стопроцентных и общепризнанных критериев, позволяющих четко отделить субэтнос от полноценного этноса на любом конкретном этапе развития.

Ойконим/хороним – название местности или населенного пункта. Катойконим/этнохороним – имя жителя по названию места жительства. «Сибиряк» – катойконим. Если Сибирь отделится от РФ, то «сибиряк» со временем станет ещё и и нацией. Но лишь тогда, когда можно будет с уверенностью говорить о значительных языковых и культурных отличиях жителей Сибири от жителей европейской части России – «сибиряк» может стать еще и отдельным этносом.

Украина – современное восточнославянское государство. Еще раз, СОВРЕМЕННОЕ государство. Если бы вы в начале XVII века назвали бы «Украиной» территорию нынешней Одесской или Луцкой области – местные жители были бы весьма изумлены. «Украинами» тогда именовались различные порубежные районы в Московском царстве и Речи Посполитой. Происхождение и смысл этого хоронима – очевидны («окраина»), и ни одним серьезным исследователем под сомнение не ставятся.

Сегодня мы с вами поговорим про население вот этого региона:



Как минимум в XVII столетии население этой территории, безусловно, ощущало своё единство. Но универсального слова для обозначения данной территории у них не было. Политические границы скакали на сотни километров. Реальная власть над отдельными городами и местечками оказывалась то у Речи Посполитой, то у запорожских казаков, то у Российского государства, то у крымских татар. Не было некой цельной политической или географической Украины. Но явно была человеческая общность, проживающая на обозначенной территории.
Вот о ней-то мы и поговорим.


Сначала, маленький экскурс в общеизвестную историю.

Тысячу лет тому назад на огромной территории от Киева до Новгорода существовал единый древнерусский этнос. Он, безусловно, включал в себя какие-то субэтнические подгруппы, он то и дело дробился на противостоящие политические образования. Но его этническое единство – неоспоримый факт.
Затем нашествие кочевников, татарское иго, ослабление большинства древнерусских княжеств и последующее усиление Литвы/Польши/Речи Посполитой привели к радикальному уменьшению связей между Юго-Западным и Северным ареалами обитания древнерусского этноса. Киев и Львов оказались в одной стране. Новгород и Москва – в другой. Естественно, это наложило отпечаток на дальнейшее этническое развитие.

Четыреста-пятьсот лет тому назад мы можем наблюдать новую карту Восточной Европы. Бывший северный фрагмент древнерусской общности самостоятельно развивается в собственном государстве. Бывший юго-западный фрагмент развивается под влиянием Литвы, а затем и единого Польско-Литовского государства. Причем, если ранняя Литва – это сильно «русифицированное» государство (процент русского населения, в т. ч. в элитах – огромен), то Речь Посполитая – это государство, где русские быстро оказались во «второсортном», весьма тяжелом положении.

Все начало резко меняться в середине XVII столетия. Удачные казацкие восстания, годы нестабильности, частичное воссоединение двух разорванных фрагментов бывшего древнерусского этноса. А главное, впервые с момента упразднения древних княжеств, появляется робкая попытка создать реальную южнорусскую автономию под казацким управлением – «Гетманщину», и заявить о своих правах и желаниях от лица всей экс-«южно-древнерусской»общности.

Одним словом, это ключевой момент истории всего региона. Поэтому, мы сфокусируемся именно на нем. Тем более, что до XVII века слово «украинец» в качестве этнического обозначения совершенно точно не встречается в документах (это признают даже самые националистически настроенные исследователи). Только русские/русины.

Итак, три ключевых вопроса по «Гетманщине».
1. Как реально называли себя местные жители?
2. Отличались ли они от северных наследников древнерусского этноса?
3. Использовался ли ими термин «украинец» в качестве всеобщего этнонима?

Важный момент – нельзя забывать, что всеми дошедшими до нас «самоназваниями» занималась лишь грамотная элита (а отнюдь не крестьянские массы). Элита, в большинстве своём, была изрядно ополячена (даже многие православные епископы чаще писали на польском и на латыни, чем на русском). И к тому же, документы элит – это всегда политически ангажированный источник. В письме к одному монарху я буду писать одно, а в письме к другому монарху – уже совсем другое. Всё зависит от целей и от ситуации. Поэтому, доверять одному источнику – едва ли разумно. Надо сравнивать документы разных лиц и разной направленности.

Чтобы не растекаться мыслью по древу, сразу начну с конкретных примеров:

- «Протестация» митрополита Иова Борецкого, 1622 год. Обращение: «каждому всходнего благочестия народу росийского человеку... всем благочестивым церкве восточная благопослушным великоменитого народу росийского всякого стану духовного и свицкого достоинства побожным людем». (цит. по: Голубев С.Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники. Киев, 1883. С.263.)

- Письмо Богдана Хмельницкого султану Мухамеду,1651 год: «…tegoż i wsyzstka ruś co dzień życzy sobie, która jednej wiary z grekami będąc i od nich swój początek mając» («…и вся русь, которая здесь живёт, которая с греками одной веры и от них своё начало имеет…»). (Сборник «Документы Богдана Хмельницкого», с. 233.)

- Универсалы И. Выговского, 1660 год. Обращение: «Войску Запорожскому и всему народови роскому». (РГАДА. Ф.79. Оп.1. 1660 г. №3. Л.65-68.)

- Письмо к русскому царю от нежинского протопопа С. Адамовича, 1669 год: «…и по тех моих трудех от милости вашей царской с Москвы отнюдь ехати не хотелось есмь, ведаючи непостоянство своей братии малороссийских жителей…». (АЮЗР. Т.8. С.9.)

Я мог бы привести ещё сотни подобных цитат из документов, но не вижу в этом особого смысла. Кто хочет видеть больше примеров – вперёд, к источникам! Если лениво учить скоропись и ходить по архивам, то рад вам сообщить, что уже давным-давно отсканированы и выложены на торренты печатные сборники: «Акты Южной и Западной России», «Архив ЮЗР», и прочие подобные. Изучайте!

«Русь», «русин», «российский народ», «росский народ», «малороссийский житель», «народ православный», «люди веры христианской» - 99% самоназваний, которые мы встречаем в документах, выглядит именно так (причем, религиозная самоидентификация встречается намного чаще этнической). В письмах правящей казацкой старшины встречается ещё характерное «мы, козаки», но у других социальных слоев (например, духовенства) такого уже не наблюдается. В любом случае, запорожское казачество - тема отдельная, ибо там речь уже о крайне разношерстной тусовке удалых вояк, понабравшихся из разных народов и воспринимающих свою общность довольно своеобразно.

В общем, что на Москве «царь русский, православный», что здесь «народ русский, православный». Самоидентификация практически та же самая, несмотря на предшествующее многовековое ослабление взаимных связей. То же  можно сказать и про язык, который различался едва ли намного больше, чем язык помора отличается от языка рязанца.

Вот пример московского текста того времени (не буду мучить вас скорописью, приведу печатную расшифровку из книжки под рукой):



А вот пример киевского текста (в Москве его обычно называли "белорусским письмом"):



Как говорится, комментарии излишни.


А что же с «украинцами»? Был ли такой этноним в XVII веке? Да, был. Более того, можно с уверенностью предполагать, что он был сконструирован именно во второй половине этого столетия, когда ополяченная казацкая элита уже сполна насладилась фактической независимостью своей власти, и отдельные ее представители начали думать, что сложный выбор между единоверно-единокровной Москвой и привычной Варшавой – это не единственно возможный выбор. Что можно самим править огромной территорией. Но как ей править, если населяет эту территорию «русский народ», а рядом – «русский царь», к которому сами же так долго просились в подданство…

Остается лишь объявить себя каким-то иным народом и принять формальную власть какого-то чужого царя. Который, в силу своей чужеродности и слабого влияния на широкие массы населения, уж точно не будет сильно влезать в местные дела, отдав всю реальную власть на откуп местечковым князькам-гетманам (о, как тут чувствуется влияние польской государственной модели, с ее всесильными и неконтролируемыми магнатами!). Так и пошла кровавая череда гетманских измен. Жуткий период так называемой «Руины», унесший жизни тысяч невинных людей…

Первое раскопанное исследователями упоминание «украинского народ» - это конец 1650-х годов, переписка Выговского. Лично мне в архивных документах подобные примеры попадались где-то 3-4 раза. Капля в море иных самоназваний. А главное – эту «каплю» всегда привносили одни и те же персонажи. Несколько пропольских/протурецких представителей местной элиты, в моменты острого конфликта с Москвой.

Например, в универсале 1660-х годов, в котором Брюховецкий оправдывал свой переход к Дорошенко, было сказано: «Взяв Бога на помощь, около своих неприятелей до московых, се есть москалей, болши дружбы с ними не имеючи…чтобы мы о таком московском и ляцком нам и Украине неприбылном намерении ведаючи, уготованное пагубы ожидати, а самих себя и весь народ украинский до ведомого упадку о себе не радеючи приводити имели» (АЮЗР. Т.7. С.39-40).

В общем, во второй половине XVII столетия фиксируется первая попытка некоторых представителей «иностранно-ориентированных» элит отделить «украинцев» от «москалей» по этно-территориальному признаку. Как мы знаем, попытка оказалась неудачной. Народные массы совершенно не вдохновились идеей вернуться под власть польских угнетателей. Не говоря уже о турецком господстве, которое пытался установить гетман Дорошенко. В итоге, левобережные гетманы надолго (вплоть до мазепинской измены) признали власть Москвы. А больше всех натворивший «профессиональный предатель» Дорошенко сдался московскому царю (как самому большому гуманисту во всей этой истории) и отправился в почетную ссылку.

Итого, если смотреть по самоназванию, языку, культуре, ориентации масс, то можно с уверенностью говорить, что в XVII веке отдельного украинского этноса еще не существовало. Были лишь первые и провальные попытки его сконструировать и придумать для него новое имя, по одному из популярных региональных ойконимов («украина» - «украинский народ»).

А что же тогда существовало? Русский этнос. Который вполне можно поделить на южно-русский и северно-русский субэтносы. Но не более того.

Как мы знаем, дальнейшее развитие южно-русского субэтноса проходило в условиях постоянной раздробленности на несколько государств. Естественно, что после событий XVII века Речь Посполитая каленым железом выжигала всякую «русскость». Естественно, что Российская Империя довольно грубо затыкала любое слишком сильное выпячивание субэтнических и местечковых особенностей. Все это накладывало определенный отпечаток на дальнейшие судьбы Южной Руси...

Затем в Европе наступило время активного формирования наций. Пошел бурный рост социального и этнического самосознания. Революции, республики, национально-освободительные движения… Мир становился всё больше похож на современный. Естественно, на общей волне начал появляться и малороссийский национализм. Поначалу милый и миролюбивый, преимущественно культурно-языкового толка. Но в конце XIX века понемногу начали развиваться уже и политико-сепаратистские идеи (поначалу в зарубежной Галиции, а затем и на территории Российской Империи). Соответственно, все чаще термин «украинец» стал попадаться в потоке привычного «русский»/«малороссиянин». Надо же националистическому публицисту как-то подчернуть свои отличия от крайне близкого собрата.

А потом наступил великий и страшный двадцатый век. И понеслось...


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как уже было сказано выше, не существует стопроцентных и общепризнанных критериев, позволяющих четко отделить субэтнос в составе одного большого народа - от полностью самостоятельного этноса. Народы дробятся и сливаются постепенно, на протяжени длительного времени. Этот процесс можно описать лишь в форме некого двухцветного градиентного перехода, на одном краю которого будет явное отсутствие отдельного этноса, а на другом – его очевидное существование. А всё, что посередине - медленно изменяющееся промежуточное состояние.

Сейчас, в начале XXI века, отдельный украинский этнос очевидно существует. И безусловно составляет более половины от оставшегося населения страны-Украины. А вот в XVII столетии – его ещё точно не существовало. И невозможно назвать день, в который этот новый этнос «появился». Процесс постепенный, с сотнями влияющих факторов, с небольшими ускорениями и замедлениями... Важно, что сейчас он уже есть, и этот факт никак не отменить.

Если же говорить только об этнониме «украинец», то здесь все намного проще. Вторая половина XVII века – первое фиксируемое использование на письме. XIX век – набор популярности. Первая половина XX – окончательная победа «украинца» над «русином» и «малороссом».

Но проблема вовсе не в названии... Ведь среднестатистический украинец даже полувековой давности тронулся бы умом, если бы увидел, как его внуки прыгают на майдане под вопли «кто не скачет, тот москаль». Вне зависимости от актуальных самоназваний и языковых реформ, русские, украинцы и белорусы – это самые близкие славянские народы, которые еще совсем недавно были одним этносом. Плюс родственные связи. И, по большей части, общая религия и культура. Плюс единая инфраструктура. Плюс привычные и удобные экономические отношения. Да что там говорить, между крайней русской деревней и крайним украинским селом еще двадцать лет тому назад не было никакой границы, кроме искусственной политической.

Всё, что мы сейчас наблюдаем на Украине – это лишь продолжение того курса, который пыталась проложить прозападная элита второй половины XVII столетия. Однако тексты гетманских универсалов: «мы – украинцы, а москали нам чужие» - не смогли изменить массовое сознание. Современные же средства влияния на массы обладают несравнимо большей силой. И в итоге, народ, который три века тому назад был русским народом, а полвека назад – братским народом, теперь выглядит едва ли не главнейшим врагом.

То, что произошло – уже произошло. Мы не в силах изменить историю. И лично у меня вызывают недоумение (если не сказать – «презрение») все те, кто копаются в истории с чисто политической мотивацией - в поисках «отсутствия украинцев», или «древности украинской нации».

Но ещё большее недоумение вызывают у меня  сограждане, которые наслаждаются постоянными издевками над страшной украинской катастрофой. Сограждане, которые своими ругательствами и хохмами ровняют под одну гребенку решительно всех: и прозападные элиты, и группировки радикальных националистов, и несчастный обманутый народ, оказавшийся под их властью. «Укрофашисты! Тупые хохлы!» - несётся абсолютно по каждому адресу, буквально из каждого обсуждения в интернете. И это вместо восстановления доверия и упрочнения связей! Поистине, если бы в XVII веке мы действовали бы аналогичным образом, то потеряли бы своих южных собратьев уже тогда...

Мы не в силах изменить историю.
Но мы можем изменить будущее.



Tags: Украина, важное, история, культура, малороссия, рекомендовано к распространению, цитаты, язык
Subscribe

  • Вдогонку к предыдущему посту

    Удивительно, но в нынешний период, когда существует реальная угроза излишнего крена в сторону неразборчивого "тотального огораживания", полным-полно…

  • Андрей Анатольевич Зализняк, 1935-2017

    Сегодня скончался человек, которого я безмерно уважал. Это был не просто ведущий специалист по истории нашего языка. Это был еще и уникальный…

  • Индия и история

    Порой случается так, что хорошее знание исторической фактуры не только помогает в жизни, но и мешает. Голова оказывается настолько забита сюжетами из…

promo actoris october 27, 2013 20:03 87
Buy for 100 tokens
Небольшое предисловие Эта тема поднималась тут уже неоднократно. Но бурная реакция моих сограждан на текущие события заставляет возвращаться к ней снова и снова. Об этой теме можно говорить бесконечно, ибо мы сталкиваемся с ней каждый день, и каждый раз она влияет на наши мысли и поступки. Имя…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Вдогонку к предыдущему посту

    Удивительно, но в нынешний период, когда существует реальная угроза излишнего крена в сторону неразборчивого "тотального огораживания", полным-полно…

  • Андрей Анатольевич Зализняк, 1935-2017

    Сегодня скончался человек, которого я безмерно уважал. Это был не просто ведущий специалист по истории нашего языка. Это был еще и уникальный…

  • Индия и история

    Порой случается так, что хорошее знание исторической фактуры не только помогает в жизни, но и мешает. Голова оказывается настолько забита сюжетами из…